Поиск

История промысла

История промысла


«Любовь к родному краю, знание его истории – основа, на которой и может существовать рост духовной культуры всего общества» Д. С. Лихачев

 Промерзшая степь начала жаловаться, что умирает от холода. Ее услышала «каменная баба» (так называют в народе огромные валуны, изображающие языческих идолов) и пожалела – сплела из облаков пушистый и теплый платок, и укрыла им степь. Это чудо так понравилось людям, что они начали повторять узоры и вязать платки из нежного козьего пуха…

Первые известия о вязаных изделиях из козьего пуха появились в середине XVIII века, когда юго-восточные степи Урала заселялись русскими казаками. Оренбургское казачье войско   было учреждено указом императрицы Елизаветы Петровны в 1746 году.                   

Вступая в торговые отношения с местным населением, казаки заинтересовались  лёгкой верхней одеждой кочевников-скотоводов, под которой надевались тёплые телогрейки, шарфы, платки, связанные из пуха коз. Переселенцы по достоинству оценили качество пуховых изделий. Их отличали мягкость, легкость,  низкая теплопроводность.

Об этой поре рассказывает легенда: «Как-то пришли к чабанам-казахам русоволосые усатые казаки, поглядели на отары и говорят: что-де у вас такие козы грязные, лохматые, давайте мы их почешем. Чабаны подивились бескорыстию казаков-добродетелей, разрешили им почесать и увезти с собой очески. На другую весну казаки снова пришли на пастбища и опять за свое: дайте коз почесать. Козоводы догадались, что неспроста казаки к ним ходят. Взамен на пух стали просить табак, ткани… Потом чабаны научились чесать пух и возить его в города и станицы. Казаки же собственных коз развели».

Из книги И. В. Бушухиной «Оренбургский пуховый платок»:

В архивных документах XIX – начале XXвв. Константируется, что «производством пуховых платков занималось в Оренбургской губернии женское население казачьих станиц – в междуречье Урала – Сакмары до Орска и далее на север – по казачьим станицам до Верхне-Уральска и Троицка. При этом районами с наиболее развитым пуховязанием являлись территории, занимаемые семьями казаков Первого отдела Оренбургского казачьего войска и частично – станицами Второго отдела». Описывая свою поездку по Южному Уралу в 1841 году, известный военный инженер, генерал-лейтенант И. Ф. Бларамберг заметил: «Преодолев довольно крутые Губерлинские горы… на почтовых станциях я встречал молодых казачьих девушек и женщин, которые в длинные осенние вечера допоздна вязали из тонкой козьей шерсти великолепные платки, иногда легкие, как паутинка, различных рисунков и всех размеров».

Первые узоры на платках вывязали русские казачки. Красивый пуховый платок стал частью женского народного костюма казачек.  О мастерстве оренбургских казачек сложена легенда: «Давным-давно связала одна местная казачка платок такой неведомой красоты, что ей посоветовали послать его в подарок Екатерине II. Царица подарком осталась довольна, а казачку ту велела наградить деньгами – да так, чтобы на жизнь безбедную хватило. Но вместе с тем приказала и ослепить пуховницу, чтобы никто не носил таких платков, как у самой государыни. А все ж таки оплошала государыня. Была у казачки дочка, тоже вязала знатно. Вот и пошли из того семейства по всему Оренбургскому краю платки».

Первым, кто обратил внимание на вывязывание вещей из козьего пуха, был известный русский ученый, исследователь Оренбургского края Петр Иванович Рычков. Вот, что пишет он в работе «Опыт о козьей шерсти» в 1766 году: « У нас в России шерсть козлиная почти вся за негодную почитается… Охота и любительство к таким вещам и делам, которые к пользе государственной обращены быть могут, побуждали меня глазами своими освидетельствовать оную шерсть, не найдется ли из нея хотя что-нибудь годное в пряжу и употребление…Козы под волосьями или под наружною шерстью имеют у себя другую, мягкую, кою называют пухом или подсадом, почему в самое нынешнее время, в декабре 1765 года, велел я, взяв одну козу, чесать ее при себе гребнем, каким чешут волосы. Сим способом достали из нея пух так тонкой и мягкой, что схож почти с хлопчатою бумагой». Именно Рычкова потомки назвали «насадителем того кустарного промысла в нашем казачьем войске, который кормит не одну тысячу народа уже второе столетие».

Жена Петра Ивановича Рычкова Елена Денисьевна собирала казачек на посиделки в своем гостеприимном доме в селе Спасском Бугульминского уезда, на которых и хозяйка и гости осваивали ремесло пуховязания. 

Оренбургская пуховая коза издавна славится высоким качеством пуха. В первой половине XIX века известный исследователь В. И. Даль в статье “О козьем пухе» говорит об уникальности пуха и условиях жизни оренбургских пуховых коз: «. …проводя строгую зиму в буранной степи на подножном корму, покрывается на зиму всемогуществом благодетельной матери-природы: тонким, густым и теплым подшерстком, известным у нас под именем козьего пуху Драгоценность, незаменяемость козьего пуху известны почти всякому и не подлежат сомнению: из него только можно выделывать восточные шали, из него только – русские платки или шали, не уступающие первым». Здесь же В. И. Даль рассказывает о неудачной попытке разведения пуховых коз во Франции: «козы наши, мало-помалу, во всем уподобились Франции, и нет пользы и нет нужды выписывать, находить и разводить пуховых коз на местах, где сама природа отказывает им в этой драгоценной одежде; они переродятся всегда, и в самое скорое время».

Известно, что западные бизнесмены, оценив дороговизну изделий из козьего пуха, попытались развести у себя оренбургских коз. В Англии, Франции, Южной Америке, Австралии козоводство не увенчалось успехом: козий пух терял свои ценные качества. 

В отчетах Оренбургского казачьего войска находятся статистические данные о численности и доходах населения, занятого вязанием. В 1909 году на пуховязальный промысел обратило внимание Главное управление землеустройства и земледелия России. По его заданию промысел был обследован специалистом Управления С. А. Давыдовой. Результатом ее работы стал «Очерк пуховязального промысл в России», в котором раскрыты экономические причины возникновения промысла, описаны технические приемы исполнения и уделено внимание вопросам социального плана.

В советское время в периодической печати появлялись статьи об организационных и экономических проблемах промысла.

Об Оренбургском платке писали И. С. Уханов, Н. Т. Струздюмов и А. Н. Санжаровский.

 В 1981 году московский искусствовед Л. И. Беслеева в сборнике «Творческие проблемы современных народных художественных промыслов» опубликовала систематизированный материал об искусстве оренбургских пуховязальщиц.